Archive for March, 2012

Глава VII. Неисповедимы пути Господа


04 Mar

„- Моему отцу оторвало две ноги, и после этого он обрел бога…
– Простите мой друг, но это не равноценный обмен“

Москва, 17 Апреля 2006 года.

В бывшем переулке Аксакова по адресу номер 21 находилась, ничем не приметная церковь. В шесть часов вечера по московскому времени в храм божий вошел «человек».
– Подайте на пропитание?- Проскрежетала старушка.
Только что вошедший в обитель святых очаровательно улыбнулся и подал женщине одну копейку.
– Да благословит тебя господь!- Сказала она, но, заметив протянутую пришедшим монету, злобно прошипела. – Подавись ты этой железякой. – После чего кинула ее в удаляющегося в обитель церкви гражданина.
На стенах громоздкой тушей висели иконы, закутанные в позолоченные рамки. Кругом горели свечки, признак таинственности и молитвы усопшим. Посередине церкви, возвышаясь к сводам стояло распятие Христа.
– Не больно таки на меня похож,- Сказал вошедший обращаясь к одной из женщин.
– Простите?- Немного испуганно ответила Мария Печкина.
– Я говорю, не очень-то на меня похож.
– Это распятие сына божьего,- удивилась Мария Печкина.
– Я догадался… – Вошедший огляделся, не подслушивает ли их кто, и продолжил. – Но скажите, в чем собственно сходство?
– А почему он должен быть на вас похож? – Оскорбилась женщина.
Мария Петровна Печкина была глубоко религиозной натурой. Не было и дня, что бы Мария не приходила в обитель божью не поставить свечку в упокой своему покойному мужу и всем святым, да бы они охраняли его покой. Чем занимались в свободное время святые мне не известно. Охраняли ли они чей-то покой? И был ли собственно Печкин в раю? Вопрос слишком долгий, а в архивах копаться я не могу. Жизнь Марии проходила спокойно, как и любой нормальной женщины в ее возрасте. Она кормила бездомных кошек и голубей. Смотрела днями и ночами сериалы, произнося разные фразы, охая и ахая, сопереживая за героев. Часто за чашкой чая она ждала звонка, не приедет ли к ней дочь, но дочка посещала родителей очень редко, а после смерти отца в позапрошлом году, каждый приезд дочери происходил не чаще, чем в календаре появлялись красные дни.
– Я и есть сын божий – Иисус Христос,- Произнес неизвестный.
Мария Петровна была настолько наивным и чистым человеком, что даже никак не могла предположить, что стоящий перед ней мужчина шутит или еще хуже сумасшедший.
– Я не понимаю,- Обиделась она.
– Вы верите в бога?
– Да,- Еще больше оскорбилась Мария.
– Так вот я и есть сын бога.
Мария оскорбилась совсем.
Неожиданно на сцене появился поп, и звали его, как подобает каждому священнику – Петр. Человек он был низкого роста, коренастый, в плечах широкий, ноги были большие, живот толстый, так сказать под сан. В общем, укомплектован он был неплохо. Внешность у него была простая, деревенская, конечно не Вася Печкин, но и не Ален Делон. Глаза круглые, губы пухлые, нос мясистый, волосы сальные и длинные, бородка короткая, но не остриженная, своя такая – недоразвитая.
Проходя мимо Петр поклонился стоящим, пробубнив сквозь зубы (самому не понятный) отрывок из отче наш.
– Святой отец… Простите, что вовлекаю вас в нашу беседу.
– Что вы, что вы,- Тихо, но в тоже время гортанно произнес Петр, разглядывая с ног до головы стоящего.
– Скажите, верите ли вы во второе пришествие Христа?
– Несомненно,- Задумчиво произнес Петр, поправляя у святой богородицы, свячу.
– Вот как,- Удивился дьявол.
Не давая самому себе время на размышления, Петр решил упрямо не отвечать, соблаговолив лишь улыбнуться.
Воцарилась тишина. В период этой краткой заминки, где Петр неловко молчал, не зная сказать: «Мда». Или поклонившись уйти. В то время как Мария успела два раза попросить святого Сергия. Дьявол непроизвольно улыбался, созерцая перед собой средне статистического человека. Словом – Глупого и простодушного.
– И когда?- Спросил дьявол, но, поймав на себе озадаченную физиономию Петра, добавил. – Когда по-вашему было второе пришествие?
Что-то в этом вопросе показалось Петру странным, ни слово пришествие, ни слово второе, а то, что пришествие уже было.
– Будет,- Неуверенно произнес священник самому себе.
– Почему же будет?- Удивился Сатана. – Мне вот доподлинно известно, что оно уже было.
Может ему еще и число известно, безо всяких издевок подумалось Петру.
– Позавчера.
– Что позавчера?- Одновременно спросили Петр с Марией.
– То, о чем вы только что подумали.
Между разговаривающими снова произошла пауза, но более короткая, чем несколько минут назад.
– У?- Воскликнула Мария.
– А? – переспросил Петр, после чего нелепо рассмеялся, так, будто для этого был подходящий момент.
Другая женщина на месте Марии подумала бы: «А не пойти ли мне домой, покормить кошек или голубей». Но слова стоящего перед ней мужчины возбуждали некий потаенный интерес. Своеобразное любопытство веры.
– Да ладно, оставим второе пришествие,- Сказал неизвестный, замечая, что нелепый смешок на лице Пастора перешел в полное недоумение, которое тот теперь выражал полным молчанием и скрещенными на груди руками.
– Я вот с вами, о чем хотел поговорить,- Сказал мужчина, обращаясь к попу.
– Да,- Насторожился тот.
– Вот распятье,- Сатана протянул руку указывая на стоящий идол казни Христа.
Петр и Мария развернулись, следую указательному пальцу дьявола.
– Что? Что-то не так?- Взволновано проговорил Петр, щелкая коровьими глазками, не пропало ли чего.
Мария также выпятилась на церковную реликвию, сама того не подозревая, как не управляемая, под чьим-то дурным приказом стала искать детали, доселе никогда ей в глаза не бросавшиеся. Но как не старалась, хоть и не по своей воле, ничего не выходило.
Постояв с минуты, Петр подкрался к распятию Христа. Проследив за странными движениями попа Мария с пришедшим, так же подошли к идолу.
– Так что? Что-то пропало?- Не выдержал Петр.
И вправду, мать те родная, украли что ль что-то,- Подумала Мария, дивясь собственным мыслям.
– Граждане успокойтесь, ничего не пропало.
Слава тебе господи,- Пронеслось у Петра. – Что-то он странное несет. – Продолжил размышления поп. – Подозрительный тип, одет весь в черное, улыбается, хитрит, не чистое что-то задумал, вор – наверное, или перекупщик. Не зря он тут нам басни какие-то чешет, то о втором пришествие, теперь о распятии, до этого голову прихожанке морочил, выведывал что? Может милицию вызвать?- Думал дальше Петр. – Проверят, разберутся, все, где надо посмотрят, разузнают, ну а если чист, то извинюсь, скажу за хозяйство божье волновался. Что ж он не верующий раз в церковь пришел?
Но одно обстоятельство смущало Петра, ибо в душе он был еще тот барыга. Вдруг перекупщик? Церковью и всем удельным хозяйством он заведует. Узнать тут мало чего можно, а проверку устроят, и поделиться можно. Поэтому решил Петр с милицией немного подождать.
– Вы собственно, по какому вопросу? – Снова складывая руки на груди, осведомился священник.
Но сатана, будто не обратил внимания на его слова.
– Вы мне лучше по поводу распятия объясните.
Мария в разговор двух мужчин не вмешивалась, а с набожным и старческим интересом наблюдала.
– А, так вы тут по поводу распятия…- Деловито произнес Пастырь. – Ну, это будет дело трудное.
– Не только по поводу распятия,- Продолжил неизвестный.
Еще тот его ханурик,- Подумал Петр, потирая от жадности пухлые ладони.
– Ну, не будем вас отвлекать,- Обратился пастырь к своей овечке.
«Хорошо,- Хотела ответить Мария Петровна Печкина, но дьявол ее опередил»
– Она тут совсем даже не мешает.
– Ну, как же?- Запротестовал Петр, злобно, совсем не по-доброму, поглядывая на Марию.
Может и не перекупщик. А так любопытный?
– Я вот по какому делу,- Вновь произнес дьявол, показывая на распятие. – Чему вы тут молитесь?
Мария поглядела на Петра, Петр на распятие, но понять вопроса не смогли оба.
– Не очень вас понимаю….. – Петр хотел сказать мужчина, но повнимательнее вглядываясь в лицо пришедшего засомневался мужчина, юноша или старик тот. И обстоятельство это показалось ему крайне недоброжелательным.
– Распятие,- Повторил дьявол таким тоном, будто перед ним недоразвитый мальчик. – Почему люди молятся распятию?
Мария и Петр все еще с трудом вникали в легкость столь тяжелого на первый взгляд вопроса.
Наконец Петр понял и произнес:
– Потому, что это распятие Христа.
– Гениально,- Ответил Дьявол.
Петр улыбнулся и хорошее расположение духа, улетучившееся несколько секунд назад, вернулось к нему.
– Все же осмелюсь задать этот вопрос еще раз,- Голос пришедшего прозвучал как-то не по человечески. – Что здесь такого чему стоит молиться? Что это как не палка? Что это как не распятие, на котором запечатлена смерть? И я спрашиваю вас.- Здесь его голос возвысился над куполом, так что все присутствовавшие в церкви услышали. – Как можно поклоняться смерти?
Петр с ужасом слушал слова пришедшего, так что по всем частям тела пробежали мурашки. Мария же переваривала сказанное, пытаясь вникнуть в философию гражданина столь необычно говорившего.
– Или,- На этом дьявол опрокинул стоявшие у распятия свечки.- Вы поклоняетесь тому, что меня убили? Слова эти были сказаны так ужасно и с такой театральной ненавистью, что несколько прихожан, а если быть точным, все кроме Петра, Марии и полу глухой Аннушки, продавщицы свечек, выбежали из церкви.
– Что?- Обескуражено взмолился священник, отступая назад, проклиная себя, что вовремя не вызвал правоохранительные органы.
– Хочешь ли ты познать страдания сына божьего? Слуга бога….
– Что? – Отступил еще на шаг Петр.
– Ведь это честь для тебя,- Продолжал дьявол. – тебе за твои старания перед господом богом я возлагаю награду – Познать мучения Иисуса Христа.
В сознании попа из неизвестного, перекупщика, вора и ненормального воссиял чистый образ пришедшего – убийца.
– Убивают,- Прокричал он. – Господи за что? – Отступая по неровным лестницам подиума, священник от страха упал.
– За служение богу,- Ответил Сатана. – Награда.
Мария стояла в оцепенение, опешившая от происходящего. Человек по натуре простой, кроткий и не далекий умом, даже в такую минуту не подозревала о надвигающемся несчастье.
– Господи прости,- Простонал Петр, осаживаясь на лестницу.
– Прощаю,- Ответил Христос.
Неожиданно в церкви запахло не чистой силой. Распятие ушло под землю, стены обители божья растворились, и ощутил Петр жуткую боль, по сравнению с которой страдание лишь слово – обозначающее недомогание. И были руки его и ноги прикованы к двум крестообразным столбам. И оказался он на холме. И закружили над ним коршуны. И понял он остатками разума, боровшимися сквозь боль, что пришел конец его, служению господина нашего.
Мария все также стояла, иногда моргая своими серыми ресницами, и не могла понять, куда же вдруг провалился священник, и этот крест о котором шла речь и незнакомец так и не объяснившей ей, что же он собственно хотел сказать всеми этими мудреными словами.

Там где пустота

Морозов Сергей / poet@pariahpoet.com