I. Призрак Черной розы.

19 Mar

I. Призрак Черной розы.

В темноте ночных сумерек на дороге в город Эрмон показался маленький отряд всадников – четыре укутанные в черные мантии фигуры не спеша, приближались к главным воротам. На верхушке сторожевой башни послышались какие-то крики и указания старшего по званию офицера находившегося в данный момент на службе. Небольшая дверца в воротах раскрылась, и несколько человеческих теней выскользнули на основание моста. С северо-запада на могущественный город Эрмонцев надвигалась грозовая туча. Ветер – ехидно завывая, пролетел над всадниками, повернул направо и скользнул в образовавшуюся пустоту между наполненной во рве водой и тучными колоннами, подпирающими мост, после чего послышался тяжкий шепот утихшей на долю секунды стихии. Волны с силой одна за другой забились о невысокие западные стены, которые благодаря искусным архитекторам прошлого столетия плавно переходили в гавань для кораблей.
– Стойте, – Варон поднял руку, прося, остановится медленно надвигающихся странников. – По распоряжению короля Эрлика VI после двенадцати запрещено кого-либо впускать и выпускать из города. – Старший офицер вздохнул и добавил. – Возвращайтесь утром, когда город будет доступен для всех желающих.
– Как все официально, – Послышался насмешливый женский голос, одного из приезжих.
– Простите? – Варон смотрел туда, где у женщины должно было находиться лицо, но черные плащи с капюшонами, скрывающие всадников от непогоды мешали увидеть хотя бы ее глаза.
– У нас важное дело, к лорду Тону, – Произнес властный мужской голос, его лошадь стояла ближе всего к охранникам Эрмона, поэтому Варон решил про себя, что он у них главный.
– Мы не можем вас впустить, если у вас нет официальных бумаг, подтверждающих ваши слова.
Заморосил мелкий неприятный дождик, в море громыхали раскаты грома, изредка освещая разговаривающих людей. Двое всадников стояли чуть позади, их головы были приподняты вверх и они с интересом наблюдали за передвигающимися на стенах города лучниками.
– У нас нет официальных бумаг,- Произнося последнее слово, темный силуэт спрыгнул с лошади и сделал шаг по направлению к Варону, – Но…
Отступив на шаг Варон, а затем и двое стражников вытащили из ножен мечи.
Чужестранец громко, театрально рассмеялся, казалось женщина сидевшая позади него, тоже рассмеялась, но ни она, ни двое находившихся сзади людей, не выказали никакого признака враждебности или беспокойства, из-за направленного в сторону их главаря оружия.
– У нас есть то, что очень интересует лорда Тона, – Голос мужчины звучал тихо и хладнокровно. – Нам прекрасно известны законы Усвонских земель и нам не нужны неприятности. Просто пошлите одного из солдат к лорду и скажите, что Черная Роза имеет информацию по место расположению остатков клана Ваха.
– Ваха, – Присвистнул Варон, но тут же осекшись, посмотрел на представителя Черной Розы. Сколько лет прошло с тех пор, как Черная Роза исчезла из этих мест. В последние годы, даже в тавернах и борделях не часто заводили разговор об этой таинственной организации, почти полностью погибшей при осаде Вахов. Много лет назад Варон слышал, что их осталось всего несколько человек. Может ли такое быть, что эти четверо и есть последние представители этого легендарного отряда?
– Но… – Варон опустил меч и, пытаясь подобрать подходящие слова, посмотрел на своих подчиненных, те с перемешанным чувством любопытства и страха поедали глазами странников. Наконец он собрался с собой и произнес то, что согласно рассказам очевидцев и историков должно было являться Черной Розе известным больше, чем кому бы то ни было. – Но, все представители Вахи погибли, оборотней больше не существует, вы же сами их уничтожили… – Офицер почувствовал, как во рту пересохло и ему не оставалось ничего другого, как глупо улыбнуться.
– Нет, не погибли, нескольким из них удалось ускользнуть и лорду Тону – это прекрасно известно, поэтому мы просим вас немедленно послать кого-нибудь, что бы он передал ему наши слова.
Выходя на ночное дежурство, Варон никак не ожидал, что ему придется столкнуться с какими-нибудь неприятностями. По закону он не имел права, идти ни на какие уступки ночных приезжих, потому что это было его работой охранять и защищать город от непрошеных гостей. С другой стороны, как он любил рассуждать, те, кому понадобится попасть в город с преступными целями, смогут это сделать и утром. Нигде конечно не было и слова сказано о том, что он не имеет права, осведомится у вышестоящих господ по поводу своего решения. Но даже если он и пошлет кого-нибудь с запиской к лорду Тону, то как ему узнать точно, что эти четверо и есть те, за кого они себя выдают? Варон не был трусом, хотя ему еще и не представился случай запечатлеть свою храбрость на полях сражений в анналах Эрмонской истории, но только лишь потому, что за последние пятьдесят лет кроме мелких феодальных войн в известных ему странах, ничего серьезного не происходило. Все конфликты улаживались исключительно дипломатическим путем. «И почему такое должно было произойти в первый день моего повышения? – подумал он».
Глубоко вздохнув, он набрался храбрости и спросил то, чего вероятно, спрашивать не стоило, может быть, ему надо было просто согласиться и отнести самому записку лорду Тону.
– Как я могу быть уверен, что вы не мошенники и…
– Мошенники могут прийти утром,- Парировала женщина, поглаживая гриву своего скакуна, даже не глядя в сторону Варона.
– И что вы и есть Черная Роза?
– Я бы могла показать тебе свое лицо. – Ее наглый, высмеивающий голос очень не нравился начальнику охраны.
– Вот, – Предводитель спокойно раскрыл плащ и молниеносным, отточенным за десятки лет сражений движением руки, вытащил из ножен Блуждающий меч. Перекрутил тот в руке и показал рукоятку Черной Розы. Точно такой же меч, вот уже в течение восьми лет, как исчезли Вахы, носил лорд Тону. Это смертельное оружие было известно на весь мир, блуждающий клинок – как его еще часто называли люди, лезвие которого состояло из темно-серого пыльного тумана – древней магии, позволившей создать это сказочное по прочности орудие убийства. Насколько Варон слышал, никакими прямыми магическими свойствами Блуждающий клинок не обладал – его преимущество заключалось лишь в том, что колдовская субстанция названная грязным туманом имела две очень полезные характеристики. Ее нельзя было разрушить, по крайне мере до сих пор это не удавалось никому, и она рушила при достаточной силе удара все известные миру металлы, возможно именно поэтому в народе Черную Розу прозвали охотниками на оборотней, так как именно благодаря этим волшебным клинкам Вахы были так уязвимы. Но вот миновало уже почти десятилетие с тех пор, как закончилась последняя битва двух легендарных кланов. Людская память понемногу стала остывать, обрастая подчас во все более неправдоподобные легенды. И вот теперь охотники стояли перед Вароным носом и требовали впустить их в город. Молодой начальник охраны прекрасно понимал, что к утру о возвращении Черной розы будет знать каждый житель столицы. Организация, когда-то нанятая высшими лордами земель по поимке и уничтожению оборотней, встала из могилы и притащила за собой прах ненавистных врагов.
Шторм во всей своей могущественной красе дошел до Эрмона и, разражаясь праведным божественным гневом, заблистал яростными молниями. Дождь усилился, обливая нещадным потоком стоящих на мосту людей.
– Я сам передам лорду о вашем приезде, но… – Варон сглотнул. – К сожалению, невзирая на бушующую погоду, я не могу впустить вас в город, пока не получу дальнейших указаний.
– Мы не имеем ничего против того, чтобы немного покупаться.
Варон скованно улыбнулся шутливому тону человека, стоящего напротив него, развернулся, чтобы уйти, но в последний момент вспомнил, что так и не спросил, не хочет ли предводитель всадников назвать свое имя.
– Просто передайте, что Черная Роза пришла отплатить свои долги,- Весело ответил на его вопрос Всадник. – Лучше, ты назови нам свое имя страж. – Слова произносились настолько спокойно и уверенно, что Варон не мог понять подшучивает ли он, или действительно хочет знать его имя.
– Начальник стражи Варон, – Наконец произнес он, кланяясь.
Странник коротко кивнул, бросил беглый взгляд по охранникам, и ловко запрыгнув на коня, отъехал в сторону, где как статуи застыли темные силуэты.

Резиденция лорда Тону находилась в пяти минутах езды от главных ворот города. Западное крыло Эрмона выглядело именно так, как к этому привык Варон, исполинские памятники царствовавших прежде королей, гигантская площадь Порядка, стоящий у входа в казарменный бастион фонтан с питьевой водой – переплетались с менее выдающимися постройками жилых домов. Среди которых затерялось бесчисленное количество таверн, отелей и расположенных неподалеку от порта борделей. Для путешественников Эрмон мог показаться немного тучным, громоздким городом, иногда складывалось впечатление, что двери учреждений, входы в собор святого Ания, ворота города, арена делались для великанов. Построенная много столетий назад система водоснабжений давала возможность всем слоям общества насладиться питьевой водой. Из-за частых дождей в городе были прорыты сточные канавы. Варон проехал главный арык, в котором собиралась вода со всех кварталов города и, в конечном счете, стекала в Идезово море, проскакал несколько сот метров вдоль двухэтажных каменных домов и выехал на северную дорогу, ведущую к дворцу короля. Поместье лорда Тону располагалось одним из первых в северо-западной части Эрмонского парка, где проживала знать и цвет здешней столицы.
Спешившись, Варон отметил, что в окнах резиденции, аккуратно выглядывающей из сада, до сих пор горит свет. Виноградник змеиной хваткой окутывал стены дома, вплоть до третьего этажа. «Стоило, наверное, загнать лошадь в конюшню, – Подумал Варон. – Впрочем, надеюсь я недолго». Недавно назначенному на пост начальника стражи западных ворот – Варону меньше всего на свете хотелось впутываться в какие бы то ни было истории. Он жил тихой, спокойной жизнью, недалеко от гавани и не хотел чтобы, что-то в его жизни менялось. Последние годы работы отличались таким спокойствием, что вынужденная поездка к Лорду Тону, в прошлом глав маршалу армии Эрмона выглядела уже как маленькое приключение. Да и сам факт, что у ворот в город стоит отряд черной розы, не мог значить ничего спокойного – они были солдаты, наемники, люди, зарабатывающие на жизнь смертью других людей. Больше всего на свете Варону сейчас хотелось отдохнуть. Последние четыре года он работал без надлежащего ему отпуска – а тут как назло повышение, теперь он был вынужден отработать, по меньшей мере, полгода, чтобы втянутся в будни начальника. А ведь все о чем он мечтал, лежало так близко: Штиль, море, шлюпка, несколько тихих знакомых и хороший улов. Вот с такими мыслями – о шхуне и рыбе на крючке, Варон постучал в дверь. Дверь открылась, слуга окинул недовольным взглядом непрошенного гостя.
– Вам известно, сколько сейчас времени молодой человек? – Гнусаво произнес Вал.
– Мне надо срочно поговорить с Милордом.
– Сожалею, но вам придется прийти завтра и для этого, вероятно, записаться на прием,- Не успев договорить последнее слово, Вал попытался закрыть дверь, но Варон успел подставить ногу и пропихнуть себя в прихожую.
– Нет, это я сожалею,- Церемонно проговорил он.- Но у меня очень важное дело, которое не терпит отлагательств.
Слуга смерил пришедшего очередным презрительным взглядом после чего, фыркнув, откланялся.
Через несколько минут в прихожую вошел Лорд Тону и Вал, Варон не раз имел честь видеть приближенного короля, хотя лично знаком с ним не был. О маршале Варон знал лишь по слухам, человек он был черствый, принявший на своем веку ни мало жестких решений, что подтверждали и его сухие черты лица. Мускулистый торс, по-армейски вытянутая осанка, шрам на правой щеке, холодный пронизывающий взгляд и ровный благородный нос – ни только делали его младше своих лет, но и заковывали его образ в харизматическую оболочку бывалого вояки.
– Варон, что вам здесь надо в столь поздний час,- Спросил Тону, показывая небрежным жестом руки, чтобы слуга удалился.
– Я прошу прощения, что столь поздно беспокою вас, но у меня срочное дело,- Быстро проговорил Варон, поощренный тем, что такая важная персона знает его имя.
– Я вас слушаю,- Тяжело вздыхая, произнес маршал. Варон понимал, что лорд Тону из всех сил старается держать себя в руках; ему бы и самому не понравилось, если бы к нему посреди ночи ввалился, какой-нибудь ефрейтор.
– Я хотел поговорить с вами о Черной Розе.
– Что? – Вскрикнул лорд Тону.
– Да, понимаете,- Заторопился Варон. – Они стоят у замка и просят принять их у себя.
Судя по побледневшему лицу маршала, он не очень-то был рад услышать такую новость. В течение минуты он стоял и смотрел куда-то сквозь Варона, после чего странно улыбнулся и приказал следовать за ним.
В приемном кабинете, в котором очутился начальник стражи, была классическая обстановка человека соединенного короткой цепью долга с армией. На стенах висели драгоценные мечи и портреты светской власти. На столе располагалось военное поле, искусный архитектор уделил внимание малейшим мелочам, оловянные фигуры солдат выглядели неестественно натурально, а деревья, дома и пейзаж имели поразительное сходство со своими собратьями-великанами; такие миниатюры всегда с тоской отдавались в сердце Варона, однажды в детстве отец купил ему в антикварном магазине крепость с элитными солдатами Эрмона, но в годы чумы охватившей столицу пятнадцать лет назад, с подарком пришлось расстаться. На деньги, вырученные от продажи, его семья смогла питаться в течение недели, пока город был отрезан от других населенных пунктов, и продукты продавались по завышенной цене. В те злосчастные дни умерла его мать, как и тысячи других ее труп сожгли. На письменном столе были разбросаны чертежи и карты страны.
– Вы уверены, что это Черная Роза? – Маршал остановился у стены и так же как минуту назад смотрел куда-то в пустоту.
– Тот человек, который является, по всей видимости, их главарем, показал мне меч, который мне не раз приходилось видеть на вас при параде.
– Меч, они пришли за мечом… – Прошептал лорд Тону
– Что? – Варону не был уверен в том, что он услышал.
– Их двое? Не правда ли! – Бледное лицо маршала, страдальчески улыбнулось, и гуляющие где-то в далеком прошлом глаза посмотрели на Варона.
– Нет, их четверо.
– Такого не может быть…
– Я уверен, что их четверо.
– Значит, остальные не принадлежат к организации, хотя… – Лорд Тону презрительно рассмеялся. – Разве это организация – всего лишь два человека. – Судорога сковала на несколько секунд его лицо.
За окном свирепо ударила молния, прошла секунда и на многие километры, истошным хохотом разразился гром.
– Они назвали свои имена?
– Нет, они лишь сказали, что у них есть информация, касающаяся Вахов и…
– И?- перебил его лорд.
– И они просили передать, что пришли оплатить долги.
– Так и сказали? – Отсутствующе спросил маршал.
– Да, слово в слово… если вам это как-то поможет, то одна из них женщина.
– Да, я знаю. – В комнате повисло невыносимое молчание. Варона разрывали на части вопросы. Ему хотелось узнать, как лорд Тону догадался, что одна из всадников черной розы женщина? Знал ли он ее? Была ли это та самая Роза? Почему он считает, что в Черной Розе осталось всего два представителя? Действительно ли живы Вахы? «Или нет, – Подумал он. – Я не хочу ничего знать». Где-то на горизонте его мечтаний показалась рыболовная шхуна, и он полуголый лежал на июльском солнце, ожидая, когда клюнет очередная рыба.
– Слушайте меня очень внимательно молодой человек. Так уж вышло, что на данный момент я никому другому кроме вас не могу доверить этого дела. Эти люди воры, мошенники, – Варон хотел тут же вставить слово, но осекся, увидев злобный жест маршала. – Ни в коем случае не впускайте их в город, возьмите всех имеющихся в вашем распоряжении лучников и расстреляйте с башен этих преступников.
Варон в ужасе посмотрел на лорда Тону.
– Ни в коем случае не вступайте в бой, и ни при каких условиях не открывайте ворота, даже если вам покажется, что они погибли, не открывайте! Я сейчас же демобилизую войска.
– Но мне кажется…
– Офицер,- прорычал маршал.- Выполняйте свой долг.
На обратном пути тысячи мыслей пронизывали Варона. Больше всего его поразил явный испуг лорда, как тот не старался перебороть свои чувства – ужас, застывший в глазах маршала говорил сам за себя. На улицах города было пусто, мертвые холодные переулки с презрением взирали на мучившегося в сомнениях стража. Почему нельзя было впустить их в город и арестовать? Ведь их всего четверо, каких-то мошенников выдающих себя за Черную Розу. Нет, это и есть черная роза,- Пронеслось у него. Маршал знал, что в наземном бою им нет равных – разве, что Вахы или маги, которые в какой-то момент истории просто-напросто оборвали свое существование могли соперничать с ними в искусстве убийства. Но почему он хотел их убить? Ведь они когда-то работали на Короля – может быть, это была мера предосторожности? Но против чего? Конечно, лорд Тону обладал какими-то сведениями, успокаивал себя Варон. Такой человек не предпринимает скоропостижных решений. Разве что ему не угрожает смерть! Он что-то сказал по поводу меча, что они пришли за ним.
Подъезжая к воротам, Варон отчаянно боролся с собой – не зная как отдать приказ на обстрел, не сделавших ему ничего плохого людей. Но проблема к счастью разрешилась сама собой. Оставленный за главного солдат по имени Камбро доложил, что несколько минут спустя, после того как начальник стражи уехал в сторону Эрмонского парка, отряд черной розы растворился в темноте прибрежных лесов.

Данольтон был один из первых, кому довелось рано утром исследовать спальню лорду Тону. На фониайском зеркале рядом с трупом, лежавшим головой к двери, был выжжен силуэт розы. На заправленной кровати, приготовленной слугами ко сну милорда, лежала рукопись Черной Розы – подаяние грехов, оставлявшееся служителями тайного общества рядом со своими жертвами. В ней зачитывались пункты, по которым приговор был исполнен в действие. Согласно легендам охотники справедливости, берясь за заказ, принимали во внимание прошение нанимавший их стороны и рассматривали его в течение недели, если дело оказывалось достойным, они составляли обвинение и карали людей нарушивших моральный кодекс ордена. Обследовав труп Данольтон не нашел никаких явственных следов насильственной смерти. Судя по исказившимся в ужасе чертам лица маршала, он умер от сильного испуга, вызвавшего инфаркт сердца. Стеклянные глаза мертвеца испуганно смотрели на главного сыщика королевской гвардии Эрмона. Двадцати восьми летний уроженец столицы, оставив тело, подошел к валяющейся на простыне рукописи. Поднял перчатками за край бумаги и, положив на комод возле зеркала, раскрыл содержание тоненькой книги. Пролистнув страницу, он выругался – несколько строк посередине первого листа были написаны на неизвестном ему языке. Данольтон подозвал к себе одного из помощников, невысокого роста юношу по имени Вард и попросил ввести в комнату Вала.
– Стойте,- Когда молодой человек уже собирался скрыться за дверью, сыщик, наморщив лоб, отдал дальнейшие приказания. – Попросите карету, пусть отвезут его в больницу, проверят на отравления.
– Карета уже ждет внизу,- Сказал Вард, переступая с ноги на ногу.
– И еще, отправьте кого-нибудь в Библиотеку, пусть найдут специалистов по древним языкам.
Через минуту в комнату вошел личный слуга лорда Тону. Данольтон окинул спокойным взглядом человека и попросил того по порядку рассказать, что случилось сегодня ночью.
– Где-то около часу ночи в дверь постучался неизвестный мне человек, одетый в военную форму стражей города – Слуга говорил с аристократическим акцентом, водя по-пеликаньи тоненькими губками. – Я не хотел впускать его, но, довольно грубо оттолкнув меня, он вошел внутрь и потребовал фактически силой, чтобы я дал ему переговорить с лордом Тому.
– Имени вы его конечно не знаете?
– Знаю,- И, откашлявшись, Вал добавил. – В начале разговора хозяин назвал его по имени – Варон.
– Варон, назначенный накануне начальник охраны? – Удивился Данольтон, прищуривая глаза.
– Да, так вот встревожив…
– Простите,- Сыщик прервал слугу, подзывая к себе Варда. – Варона уже нашли?
– Да, посыльный только что сообщил, что его сопроводили в тюрьму. Несколько людей одетых в просторные робы с позволения сыщика зашли в спальню, и аккуратно завернув труп в мешок, откланявшись, спустились вниз к ожидающей их карете.
– Отправьте кого-нибудь с ними, пусть сообщат немедленно результаты вскрытия.
– Хорошо,- Вард снова вышел, оставив Вала наедине с Данольтоном.
– Итак, продолжайте!
– Чем-то, очень испугав милорда, они оба поднялись наверх в зал. Несколько минут они разговаривали, а затем как мне показалось очень расстроенный и поглощенный в себе Варон вышел от его сиятельства. Милорд попросил у меня чашку чая и сказал, чтобы я незамедлительно отправил кого-нибудь во дворец с запиской к королю. Прошла буквально минута с ухода стража, как в дверь снова постучались. Я открыл ее и на пороге снова стоял Варон, изумившись я даже не подумал о том почему он мог вновь оказаться здесь, тот сказал что забыл кое-что передать лорду и я не раздумывая впустил его, сказав что милорд по-прежнему находится в своем кабинете. Поблагодарив меня он взошел по лестнице и снова через несколько минут широко мне улыбаясь, ушел. Я ни как не мог предположить, зачем он вновь вернулся, поэтому, видя, что в спальне его сиятельства горит свет, подумал, что тот работает или ожидает известий от короля.
Данольтон не спускал глаз с Вала, обдумывая мистическую смерть лорда Тону и странное поведение Варона, который каким-то образом мог быть связан с Черной Розой.
– Труп вы нашли, когда к вам приехал посыльный от короля?
– Да, тогда-то я и обнаружил его.
– Скажите, это очень важно, может быть, вы слышали, что-нибудь из разговора между Вароном и лордом Тону?
– Нет, я не подслушиваю разговоров моего хозяина,- Оскорбился, выставляя сильно вперед подбородок, слуга.
– Я не хотел вас обидеть, просто это может помочь дальнейшему следствию… ну, да ладно и о Черной Розе Варон по приходу тоже ничего не упоминул?
– Нет,- Вал покосился на выжженную эмблему Черной Розы – зловеще обезображивающую антикварное зеркало. – Но, что вам будет вероятно, интересно узнать… мне кажется, у милорда пропал Блуждающий клинок.
– Почему вы так думаете?
– Потому что… мне это сначала не бросилось в глаза.- Вал тяжело вздохнул. – Дверца в комоде, где хранился меч, взломана. – Данольтон огляделся по сторонам, но нигде не увидел никакого комода. – Он в кабинете. – Подсказал слуга.
– Пройдемте, – Сыщик бережно приподнял рукопись и, положив ее в карманы своей робы прошел за слугой, который при входе в кабинет указал на письменный стол, внизу которого, был встроен деревянный комод, чья развороченная дверца лежала в нескольких шагах от стены. Внутри было пусто, лишь раздробленные щепки дерева пыльцой покрывали поверхность полки. За окном, привлекая внимание Данольтона, проскакало несколько солдат королевской гвардии. В тучном небе, под крики ночевавших в порту птиц, на горизонте показалось красное зарево солнца. Провожая взглядом, работающих в соседнем поместье крестьян, Данольтон ударил себя пальцами в лоб.
– Вам не кажется странным,- Обернулся он к Валу. – Что вы обнаружили лорду Тону в спальне?
Слуга пожал плечами, чуть заметно покачав головой.
– И,- Продолжил сыщик. – Вы не слышали никаких громких звуков? Возможно криков, борьбы?
– Нет.
– А где вы были, когда Варон постучал в дверь?
– Оба раза я был в подвале, стирая белье милорда.
– А после того как он ушел во второй раз, – Оживился Данольтон, разглядывая одну из картин, украшающих стену кабинета. – Где вы находились?
– Вы не думаете же, что я убил милорда,- Спохватился за сердце слуга.
– Да нет же… – Ожидающий взгляд повис на холеной фигурке Вала.
– На кухне… на первом этаже,- Боязливо произнес он, не понимая к чему, клонит сыщик.
– Находясь в подвале, вы слышали дважды, как Варон стучался в дверь… но вы не слышали! Как кто-то, предположительно Варон разворотил на части комод.
– Нет, – Невольно отступая назад, прокряхтел слуга.
– Вы не волнуйтесь, я и не думал подозревать вас,- Успокоил его сыщик, внимательно рассматривая дверь – он повертел ее вокруг. Двухсантиметровое дерево было довольно прочное на ощупь, но кому-то удалось его разворотить не оставив типичных для режущего оружия, если здесь и применялось какое-либо орудие, то это могла быть лишь утренняя звезда или что-то схожее по качеству нанесения повреждений – тупое и тяжелое. – Хорошо,- Вздохнул Данольтон.- Если вы что-нибудь еще вспомните, пошлите за мной в Тюрьму.

Новости о Черной Розе и смерти маршала разнеслись с обычной для Эрмона скоростью, к тому времени как возбужденный и необычайно заинтригованный Данольтон вышел из доставившей его в Тюрьму кареты, на палубах отплывшего в прибрежный город Герлуш корабля – матросы с пристрастием, приукрашивали события, произошедшие минувшей ночью. У входа в сооружение по красоте и масштабу, с которым могла тягаться лишь закрытая на реставрацию Арена, главного сыщика королевской гвардии ожидал Вард. Темные глаза юноши смотрели с присущей ему энергией, укутанные в дорогие кожаные перчатки руки держали какой-то сверток. На пробивавшем до костей ветру колыхал, выкроенный из змеиной кожи плащ – достояние всех людей занимавшихся сыском. Правое плечо украшал череп анаконды, к поясу были привязаны ножны, в которых покоился боевой кинжал. В течение года всех выходцев военной гимназии, переходивших на обучение в королевскую гвардию, обучали владению боевым оружием, людей отдавших присягу отделу расследований обучали владению кинжалом. Красивые губы юноши чуть заметно улыбнулись, наблюдая за тем, как Данольтон мягкой походкой соскользнул с кареты и чопорным движением руки ударил тростью по каменной мостовой. Ни для кого в окружении сыщика не являлось тайной, что в аристократическую, выполненную из красного дерева палочку, вложена острая как бритва шпага.
– Иногда вы мне напоминаете профессора университета,- Расплываясь в еще более широкой улыбке, уколол Данольтона Вард. Тот окинул юношу дружелюбным взглядом и осведомился в свою очередь о продвижение в расследовании.
– Есть какие-нибудь результаты?
– Есть,- Молодой человек протянул записку. – От короля!
– Это становится интересным,- Данольтон тут же развернул свиток и прочитал вслух, дабы утолить любопытство Варда, которому он безоговорочно доверял.
Главному сыщику королевской гвардии Данольтону – приезжайте сегодня в полдень с предварительными итогами расследования.
P.S. не забудьте рукопись Черной Розы.
Вард открыл дверь, пропуская вперед Данольтона.
– Ты был знаком с лордом Тону? – Спросил молодой человек, спускаясь вниз по ступенькам вслед за своим ментором.
– Да,- Ответил тот. – Но не так чтобы сожалеть о его смерти.
– Ведь Черная Роза никогда не убивала просто так? Верно?
– Насколько мне известно, нет… но, что-то мне подсказывает, что сегодня в королевских палатах мы узнаем содержание этого манускрипта.
– Ты думаешь, это Варон убил его? – Сыщики спустились по лестнице и направились по подземным туннелям в ту сторону, где содержали ожидающих обвинения пленников.
– Если он обладает нечеловеческой силой и выглядит так, что мы больше никогда не выберемся из этих подвалов, то да!
Тихие шаги сапог обременялись лившейся по подземным арыкам воде. Королевские сыщики исчезли за очередным поворотом, окунулись в темноту и, повернув направо, где вдалеке мелькал горящий факел, прошли к входу в камеры предварительного слушания.
– Откройте, Данольтон,- Крикнул тот играющим в карты тюремщикам. Пожилой мужчина бычьей внешности приветливо отворил дверь и, указав на сидящего в первой камере Варона, чьи заспанные глаза без интереса следили за пришедшими, пробурчал. – Хорошего человека арестовали.
Вард отворил дверь висящими на стене ключами, и, пропустив вперед Данольтона, пристально посмотрел на слабо улыбнувшегося стража, чье немного бледное, не выдающее беспокойство лицо переводило взгляд то на одного, то на другого сыщика.
– Вы знаете, почему вы здесь? – Начал Данольтон, садясь на деревянный стул в углу.
– Из-за черной розы?- Спросил Варон, опрокидывая голову на стену.
– Не совсем, вас подозревают в убийстве лорда Тону.
– Лорд Тону убит? – Изумился Варон, пересаживаясь на край матраса. – Но, когда я уходил он был жив, вам может подтвердить его слуга.
– Именно он и утверждает, что вы были последним, кто видел лорда Тону живым.
– Какая-то глупость… – Варон переваривал услышанное. – Я рассказал маршалу о том, что перед западными воротами стоит отряд Черной Розы, желающей с ним встречи. Он не на шутку испугался, несколько раз подчеркнул, что это должны быть мошенники и отдал приказ расстрелять их с башен.
– Расстрелять?
– Да.
– Но если это были мошенники, почему их просто-напросто нельзя было взять в плен?
– Те же вопросы я задавал себе, когда поверьте мне,- Он глубоко вздохнул. – Без особого восторга поехал выполнять приказ.
– Так погодите, прежде чем переходить к охотникам справедливости, расскажите, зачем вы вернулись второй раз в дом маршала?
Варон глупо улыбнулся.
– Второй раз – не понимаю?
– Вал – слуга маршала, рассказал, что несколько минут спустя вы пришли снова…
– Он лжет, как я уже сказал я поехал выполнять приказ, – Вард кинул взгляд на Данольтона, тот встал со стула и сел рядом с Вароном на кровать.
– Варон вы уверены, что вы не приходили второй раз? Врать не имеет смысла, вы только ухудшите ваше положение. Через несколько часов я встречаюсь с королем и честно говоря, вы в глубоком дерьме. От меня будут требовать немедленных результатов, и пока единственное что я им могу предоставить – это вас!
Варон внимательно выслушал сыщика и повторил во второй раз:
– Это ложь! – Голос его сдавал.
– Хорошо… очень хорошо… – Данольтон приподнял с места и подошел к решетке. – Тогда расскажите, что вы знаете о черной розе?
– Тоже, что и вы – легенды, черт побери,- Варон не выдержал. – Это бред какой-то.
– И вы никогда не входили с ними в контакт?
– Входил,- Тяжко вздыхая, произнес он. – На мосту.
– Это мы знаем, судя по показаниям дежуривших этой ночью солдат, сразу после вашего диалога с Черной розой их отряд скрылся в прибрежных лесах. Поэтому я хотел бы от вас как от начальника охраны западных ворот Эрмона услышать – есть ли какой-нибудь способ за несколько минут незаметно пробраться в город?
– Для чего бы мы там тогда стояли? – Злобно брякнул Варон, с негодованием смотря в глаза сыщика.
– Совершенно никакого, пускай самого фантастического? – В разговор вмешался Вард, как статуя стоящий у стены.
– Только если по небу,- Развел руками Варон. – Или по морю.
– Значит, в город можно попасть вплавь?
– Теоретически да, практически нет. Надо быть отменным пловцом, а вчера даже рыба не осмелилась бы подойти близко к порту, ее бы убило о валуны или городские стены. Да и в порт так просто попасть нельзя, если вы не знаете, то под пирсом как раз на случай нападения вырыта метровая яма, поэтому если вы обращали внимание, корабли не могут подойти впритык к основанию причала – часть причала в свою очередь, выстроена таким же образом, как и большинство деревянных мостов надо рвами. На ночь они поднимаются вверх. Значит,- Продолжил Варон, окидывая взглядом внимательно слушающих сыщиков. – Можно предположить, что при штиле, ловкий пловец мог бы оттолкнуться от воды и схватиться руками за пирс, вчера этот человек разбился бы о камни. В город можно попасть по сточной канаве, она находится на вышине двух метров от уровня моря, я думаю, вы представляете, какой вчера там был водопад и как должен плавать человек, чтобы оказавшись в канализации плыть против такого искусственного течения – несколько минут интенсивного плавания не покрыли бы ни капли той дистанции, которую надо преодолеть, чтобы попасть в Эрмон.
В маленьком холле раздался чей-то хохот и проклятья – один из игроков сорвал банк. Данольтон переваривал услышанное – не было похоже, что Вал или Варон врали, хотя за годы сыскной работы ему приходилось не раз видеть, как люди не способные или не отвечающие типичным представлениям преступников, оказывались, виновны в четко спланированных, хладнокровных убийствах. Оба показания слишком противоречили друг другу – И во всем деле был один главенствующий пункт – Охотники Справедливости, к которым ни слуга лорда Тону, ни начальник охраны, не имели никакого отношения, при всем уважение к Варону, отряд Черной Розы набирал людей выдающихся физическими и умственными способностями, а глядя на стража, под серой туникой которого в столь раннем возрасте болтался живот с трудом можно было предположить, что тайное общество опустилось до такой черты. В Эрмон, конечно же, можно было попасть в течение дня, но какое-то внутреннее чувство подсказывало Данольтону, что убийца пробрался в город именно этой ночью – сделал свое дело, а затем все также незаметно скрылся. Одна не высказанная догадка мучила сознание сыщика – Кто мог так естественно перевоплотиться в Варона? Хороший актер с заготовленной заранее маской или Вахи? О чьем мистическом возрождение упомянула Черная Роза.
– Что ж,- Прервал размышления Данольтон. – Если вам больше нечего добавить,- Его пронзительный взгляд смерил Варона. – То мы вынуждены откланяться, до дальнейших разъяснений об обстоятельствах гибели лорда Тону, мы вынуждены держать вас под стражей.
– Вы же сами не верите в мою вину? Зачем мне понадобилось его убивать? – Четко пережевывая каждое слово, произнес Варон.
– Уже выйдя из резиденции маршала, я знал, что вы не являетесь его убийцей, но пока все или,- Он поправил себя. – Большинство улик указывают на то, что вы были последним, кто видел покойника живым, я вынужден, по крайне мере на короткий срок оставить вас под присмотром. – Данольтон ни счел нужным рассказать о рукописи Черной Розы и о выжженной гравюре. В глубине души он даже надеялся, что Варон нечаянно, необдуманно упомянет об этих фактах, что существенно облегчило бы задачу в поисках преступника, но этого не произошло. Страж не только ничего не знал об этом, но и не по своей воле оказался втянут в чью-то начавшуюся игру. Возможно, после того как они расшифруют написанное в книге или по распоряжению короля – Варона будет возможно отпустить.
Когда двери в камеру предварительного слушания закрылись, Данольтон быстрой походкой заторопился наверх.
– Нам нужно срочно успеть в Библиотеку.
Вард коротко кивнул головой, высказывая повисшее еще в камере предположение.
– Ты думаешь, это был Вах?
– Этим можно было бы легко объяснить чудесное превращение и вывороченный на изнанку комод.
– Какой еще комод?
– Ах да, я забыл упомянуть о пропаже меча… старею,- Рассмеялся он, взбегая наверх по лестнице.
– Ты не считаешь, что было бы правильнее его отпустить? Гораздо больше утверждает в пользу его невиновности. Я не хочу его обижать, но он не похож на убийцу, Ваха или Охотника Справедливости.
– В данный момент это для него не оскорбление – а главный козырь. Впрочем, не беспокойся – мы его отпустим, уже сегодня, Вард не забывай ты сыщик и первое правило, которому ты должен следовать – это придерживаться формальности, во всем должен быть порядок.
– Есть и другое первое правило,- Рассмеялся юноша. – Это следовать инстинкту. – Данольтон хмуро улыбнулся, отдавая юноше правоту; он с силой раскрыл входную дверь и, зазывая за собой Варда сел в карету.
– В Библиотеку,- Крикнул он кучеру.
В ожившем от спячки городе засуетилась жизнь. На центральной площади возле Казарм раскрылся рынок, купцы выставляли на показ свои товары. Чего не могли знать проезжающие в кибитке сыщики и проснувшиеся в такую рань жильцы и посетители Эрмона, что ворота, запиравшиеся на ночь, останутся закрытыми и в течение суток – в город, и из города людей будут выпускать под строжайшим контролем. Эти официальные меры предосторожности показались бы сыщикам смехотворными – они знали как никто другие, что от такого поведения властей больше всего пострадают купцы и обычные граждане. Проехав мимо колоссального сооружения, приводимого по указу короля Эрлика VI в порядок, оцепленного лестницами и сновавшими как в улей туда сюда рабочими и реставраторами Арены, карета свернула в восточный район города. В центре спального квартала, рядом с академией и военной гимназией располагалась библиотека. У входа в здание Вард поговорил с элегантно одетым студентом, проходившем у них практику и, обращаясь к Данольтону передал тому, что несколько языковедов ожидают их в одном из помещений библиотеки. Проходя мимо читальных залов, наполненными юношами и девушками, Данольтон невольно вспомнил о том, сколько времени он провел в свое время в этом располагающим такими знаниями месте. Их провели на второй этаж, где в уютно расположенной коморке сидело два профессора по лингвистике.
– Здравствуйте господа,- Данольтон пожав поочередно всем руки, представил своего протеже. – У меня мало времени, поэтому я перейду сразу к делу. – Он достал из потаенных карманов вшитых в изнанку плаща рукопись и передал ее справа от него сидящему профессору Свонту, чье заросшее сединой лицо, от неожиданности вздрогнуло и, повернувшись к профессору Гломендару, сделало неопределенный жест глазами.
– Да господа это действительно рукопись черной розы.
– Последний раз я видел такую вещь почти десятилетие назад,- Дрожащими руками профессор Гломендару приподнял сшитую из крокодильей кожи книжку.
Данольтон не хотел терять ни секунды, поэтому он уже приготовился на все вопросы языковедов, уклоняться и просить их побыстрей перевести написанное, но услышанное, что тот уже видел в своей жизни подобную рукопись могло помочь ходу дела. –
– Вы уже видели такую вещь?- Стараясь скрыть удивление, спросил сыщик.
– Да я думал меня поэтому и пригласили.
– Как это так? – Изумился Данольтон.
– Грегор,- Профессор указал на стоящего в углу студента. – Сказал, что вам нужен специалист по языкам – профессор Свонту,- Он указал на своего коллегу. – И я, ваш покорный слуга, кто отдал много лет изучениям тайных обществ. – Данольтон приподнимая бровь, посмотрел на спокойно стоящего в углу Варда. Вот мальчишка, хоть бы глазом моргнул,- Подумал он.
– Так,- Вымолвил наконец, сыщик. – Это может быть нам очень полезно. – Профессор Гломендару раскрыл книгу и под поедающим его взглядом Данольтона без затруднений перевел несколько написанных строк.
– За кражу имущества, за предательства и за смерть ни в чем не повинных существ.
– Так и написано? – Ошеломленно спросил Данольтон, чувствуя как сзади к его стулу подошел взволнованный Вард.
– Да, а можно поинтересоваться, у кого вы нашли это?
– Вы еще не знаете!?
– До нас в центре знаний, в библиотеке,- Добродушно рассмеялся профессор. – Слухи доходят в последнюю очередь.
– Сегодня ночью был убит маршал Эрмона лорд Тону. – Профессора переглянулись, Гломендару снял пенсе, и внимательно рассмотрел рукопись. – Может ли это быть фальшивкой?
– Сомневаюсь… видите печать, он повернул манускрипт задней стороной, такой след может оставить только грязный туман.
– Блуждающий клинок?
– Да.
– А если предположить, что кто-то имеет в своем распоряжение Блуждающий клинок? Возможно, ли сфальсифицировать печать?
– Возможно все, но только человека обладающего Блуждающим Мечом ждет смерть.
– Не понимаю? – За спиной Данольтона, послышался озадаченный голос Варда.
– В уставе Черной Розы стоит, что любой смертный посягающий на владение священным оружием ордена приговорен на смерть. Клинков ровно столько, сколько людей в черной розе, после смерти служителя ордена меч хоронится вместе с убитым. Способы изготовления этого оружия мне неизвестны – единственные кто знают тайну – это сами Охотники Справедливости и возможно маги… в чем у меня, правда, нет доказательств, лишь одни предположения.
– Как вы думаете, лорд Тону знал устав черной розы? – Спросил Вард, внимательно следящий за каждым словом профессора.
– Да и я ему об этом не раз говорил.
Сыщики в который раз за утро переглянулись и, ожидая дальнейших разъяснений потупились на Гломендару.
– Если вы знаете историю, то битва в деревне Вахов закончилась безжалостным кровопролитием, уходя из объятого пламенем поселения, спасшимся пришлось оставить своих товарищей. Понимаете, их просто не могли захоронить. Они сгорели, но мечи не подающиеся никакой известной природной силе остались лежать у праха своих хозяев. Лорд Тону был один из первых, кто вместе с войсками прибыл на место разыгравшейся драмы. Как и многие другие лорды из благородных семейств королевства он как реликвию взял к себе этот меч. Как я уже сказал, узнав об этом, я написал ему письмо с просьбой избавиться от меча. – Профессор Свонту облокотившись на руки, с ребяческим интересом слушал Гломендару. – Несколько месяцев спустя я искал с ним встречи у него дома и был к моему удивлению принят. Выслушав мои опасения, лорд Тону, что меня тогда очень удивило, был безоговорочно убежден, что Черная Роза ему не угрожает, – Он вздохнул.- Мне кажется, он был уверен в том, что Черная Роза прекратила свое существование. Вы ведь знаете, что согласно старому закону они имели право убить его лишь за одну кражу меча? А здесь обвинений гораздо больше.
– По старому закону,- Задумчиво произнес Данольтон. – Прошло восемь лет, два года назад конституция была переписана, в ней нет ни строчки о черной розе.
– Помните,- Профессор Гломендару приподнял указательный палец правой руки. – Они Охотники Справедливости никогда не убивали не виновных людей, я изучал их историю – они вершат, лишь имея на то неопровержимые основания.
– Существует закон, которому все обязаны подчиняться. Месть не является оправданием преступлению. – Проговорил Данольтон, привставая со стула.
– Если вы хотите раскрыть это дело, вам придется покопаться в истории, ее истоки лежат у битвы в деревне Вахов. Именно там скрыта тайна млеющая над их возвращением.
– Вы можете нам что-нибудь рассказать?
– Немногое,- Произнес профессор, но был прерван Вардом.
– Простите,- Он похлопал Данольтона по плечу.- Вам пора, короли не любят ждать.
– Мы можем поговорить с вами позже? – Сыщик, аккуратно положил рукопись в потайной карман.
– До позднего вечера вы сможете найти меня здесь. Я пока займусь чтением, чтобы освежить свои знания.
– Благодарю вас, – Он протянул обоим профессорам руки. – До встречи.
– До встречи,- Ответил Гломендару.
Выйдя на свежий воздух, Данольтон глубоко вздохнул – это убийство приведет его туда, куда ему совершенно не следовало бы влезать – в политику. Король уже ожидал его приезда. Вард приоткрыл карету; с детства он мечтал лишь об одном – стать членом черной розы. И вот теперь по прошествию лет, он должен найти одного из них или остаток тайной организации? Он не мог себе представить, как они смогут их арестовать, это были не обычные преступники, с которыми они до сих пор имели дело – это были Охотники Справедливости.

В приемной короля Данольтона ожидали, слуга который по внешности и поведению мог сойти за близнеца Вала, сопроводил Варда в сад, где тот мог насладиться известными на весь свет растениями. Выстроенный когда-то в утеху королей парк со временем перерос в биологический центр, ни для кого не являлось секретом, что в саду часто работали студенты, изучающие цветы и тропических животных, завезенных сюда со всех уголков Усвонских земель. По слухам Король занимался медициной – специально по его приглашению во дворце жил Вальдемар, прибывший в Эрмон из соседнего города Галдспена, где триста лет назад на рассечение двух холмов была выстроена гильдия Алхимиков. Кроме большого количества попугаев в саду обитал весь спектр известных в Усвонии лягушек, яд и выделения которых являлись незаменимым средством для экспериментов. Несколько минут спустя после того как Вард через крыльцо проследовал в парк, Данольтон услышал приближающиеся голоса. Эрлик VI в сопровождение лорда Зега и лорда Энмистра вошел в приемный зал. Сыщик поклонился не высокого роста монарху, держащего на привязи дикую кошку Птунов. Смазливое лицо короля сочетало в себе приятные, но немного холеные черты. Карие глаза спокойно повисли на стоящем у диванов Данольтоне.
– Здравствуйте Данольтон,- Произнес король, указывая на то, чтобы тот занял рядом с ним место, где в центре комнаты стоял круглый стол. – Рад познакомиться с вами.
– Это честь для меня,- Произнес главный сыщик королевской гвардии, усаживаясь между лордом Зега и лордом Энмистра, чьи испытывающие взгляды следили за каждым движением Данольтона. – Лорд Зега, Лорд Энмистра.- Поприветствовал он их легким кивком головы. – Рад вас видеть. – Высокая должность сыщика в Эрмоне позволяла тому не кланяться лордам, являясь человеком военным, он фактически стоял на одной ступени с верхушкой светского общества. Лорды поприветствовали равного им – касанием правой руки ножен.
– Расскажите о ходе расследования,- попросил того король, сажая к себе на колени декоративную кошку.
Данольтон достал из плаща рукопись, передал ее королю и намеренно утаивая, услышанное от профессора Гломендару о битве с Вахами и кодексе Черной Розы, рассказал обо всей имеющейся у него информации.
– Неслыханный вздор, – Нетерпеливо прокомментировал лорд Зега, строку из рукописи.
– Как вы считаете, кто убил лорда Тону? – Обратился Король к Данольтону, поглаживая по голове своего питомца. – Мог ли это быть Варон или слуга маршала.
– Лорда Тону убила черная роза, в этом нет практически никаких сомнений… – Ответил тот. – Варон оказался в ненужное время в ненужном месте – он несчастная жертва всей этой истории.
– Это наш достопочтимый маршал несчастная жертва, – Поправил сыщика лорд Зега.
– Из всего, что мы услышали, так и не ясно как предположительно черной розе удалось перевоплотиться в Варона. – Вмешался в разговор Энмистра.
– На этот вопрос я пока не могу ответить.
– Но у вас есть предположения?
– Лишь фантастические
– И вы не хотите с нами поделиться?- Спросил король.
Данольтон думал, следует ли ему сказать, что Вах мог спокойно принять внешность Варона, испугать каким-то образом маршала, а затем разломать комод и скрыться вместе с мечом. Тем самым, вредя образу Черной Розе, которая по приказу отца Эрлика VI, уничтожила Вахов – или как выясняется не всех? Каким образом Вах мог добыть рукопись Черной Розы и почему он появился именно в тот день когда, Охотники Справедливости хотели поговорить с лордом Тону или тоже убить его – им нужен был меч, они не могли не чтить своих законов. Или это были действительно мошенники, желавшие напугать или шантажировать маршала. Ааа,- Пробурчал про себя Данольтон. – Везде не хватает последнего звена. Надо работать над последними слагаемыми. Как черная роза смогла перенять внешность Варона? Если это был Вах то… если это был Вах, то он может принять любой облик и по городу сейчас может разгуливать мой двойник. Двойник короля – причина по которой восемь лет назад в деревни Ваха разгорелась жестокая сеча, унесшая жизни стольких живых существ. У Данольтона закружилась голова – ему надо было срочно отправиться в библиотеку.
– Это могла быть восковая маска, – Сглотнул сыщик.
– Вполне вероятно, – Король привстал, забирая с собой рукопись. – надеюсь вы не возражаете?
– Нет, нисколько…
– Что ж мы не будем вас больше задерживать,- сказал Эрлик VI.- держите меня в курсе дела, если у вас появятся новая информация или вам будут нужны средства и помощь. В общем, вы понимаете. – Он махнул рукой. – Смело обращайтесь.
Данольтон поблагодарил короля, пожелал лордам доброго дня и с чувством какой-то недосказанности с обеих сторон покинул дворец; Внизу небрежно облокотившись о лошадь, стоял Вард, хладнокровные глаза юноши старались определить, получил ли его друг и ментор, важные для них сведения. Залезая в карету, отвечая на застывший в воздухе вопрос, Данольтон покачал головой.
– Ничего интересного… если им что-то и известно – мы узнаем об этом в последнюю очередь,- И, усевшись удобней на деревянных креслах, прокричал кучеру. – В библиотеку.

Comments are closed.

Там где пустота

Морозов Сергей / poet@pariahpoet.com