II. История Черной Розы

19 Mar

I. История Черной Розы.

Двести восемьдесят лет тому назад в Ортонде на эшафот вывели молодую девушку. Гордая крестьянка не имела ни какого образования, ее семья жила впроголодь у одного из местных феодальных лордов. В шестнадцать лет на одном из праздников она была замечена сыном лорда Етла. Глупый юноша влюбился в распустившуюся Розу – именно так в честь растущих на плантациях Ортонде цветов бедные родители, незнающие какая судьба уготовлена их потомку, назвали свою дочь. Между разделенными предрассудками людей детьми закружился роман. Но как можно было предположить, не долго длилось счастье влюбленных. Меркантильное, жестокое общество осудило эту безоблачную, не чующую опасности любовь. Зарбун – так звали этого мальчика, родители отправили в военную гимназию Эрмона, лежащую в шестистах километрах от родного дома. Девушку ждала куда более страшная участь – ложно обвиненная в разврате и проституции, ее растерзанной бичеванием провели по улицам города и наказали варварским способом, прекрасное лицо красавицы было частично облито кислотой, оставив на правой стороне кошмарные, долгое время не заживающие раны. Но и этого было мало жаждущим мести Ортондцам, скованную цепями Розу отвезли в джунгли, на съедение диким животным. Роза больше никогда не видела своих родителей, они скончались в течение года от горя. В лесу ее ожидали ядовитые змеи, кошки, тучи опасных насекомых, но каким-то образом ей удалось выбраться из леса – природа сжалилась над ней или быть может, продолжила мучить? Продлевая исковерканную жизнь. Разбитые в кровь ноги девушки доволокли ее до устья реки Смог, где ее подобрало дикое племя туземцев. Нецивилизованные, отстающие на тысячелетия в культуре создания, которых тогда не считали за людей, подобрали Розу и обошлись с ней человечнее, чем порочное общество Ортонде. Полумертвую девушку удалось вылечить – шаманы, лечившие ее травами, вернули ей силы, лишь с обезображенным лицом поделать было ничего нельзя. Когда боль утихла удочеренная племенем Роза, осталась на несколько лет жить в диких лесах – пока память о ней не уляжется в умах ее родного поселения. Трагедия, исковерканное будущее и чувство справедливости изменили уклад ее характера. Ее жизнь, еще в недавнем времени наполненная любовью изменила свой ход, и поддалось чарующему желанию возмездия. Роза училась охотиться и, не имея возможности развевать чтением свой ум, проводила часами свободное время, изучая растения и животных. Наступали сумерки, и ее холодные от ярости руки брались за оружие. Легенда гласит, что девушку часто находили в обморочном состоянии – она не хотела спать, не хотела есть, тратя каждую секунду своей жизни на самосовершенствование.
Алхимики, преследовавшиеся законом и не имеющие в те года собственной гильдии, вели зачастую отшельнический образ жизни. Так однажды Харво, скрывающийся от людей, обвиненный в колдовстве появился в деревне Ветров. Узнав историю девушки, и видя в ней желания к знаниям, он остался жить в племени – развивая в ней зачатки алхимии и медицины. Он научил ее читать, а также древнему языку Алхимиков – Ятува, специально изобретенного, чтобы скрывать знания, передаваемые лишь посвященным из поколения в поколение. Роза оказалась необычайно одаренной, за два года она превратилась из деревенской девушки в создание, безмерно жаждущее знаний. Несколько лет спустя Харво умер – он понимал, что девушку не возьмут ни в один университет, у нее не было денег, не было связей и самое главное метка падшей женщины клеймило ее обезображенное лицо. Поэтому он оставил ей имена приближенных Алхимиков; он передал ей записи с названиями важных книг хранящихся в Усвонских библиотеках. Говорят пред смертью, он сказал: Месть как зараза поедает изнутри человека, справедливость же никогда не даст твоей душе, утонуть в той ярости, которая будет вести твои деяния.
Похоронив своего наставника, она на восемь лет исчезла из племени Ветров, а когда вернулась, за ней следовал отряд из четырех человек, за которым гнались войска Ортонде. Первые годы она провела, собирая информацию о других членах Алхимического общества – многих из них казнили, но двух ей удалось спасти, впоследствии они стали одними из основателей Черной Розы. Под покровом тьмы она забиралась в библиотеки и один за другими выкрадывала список Харво – книги указанные в его предсмертном завещании оказались ключом к поискам продления жизни. Отдавая дань своему учителю, она вместе со своими друзьями принялась за изучение книг. Вечная жизнь оказалась мифом, но возможность продлить ее была реальностью. Благодаря утерянным знаниям они смогли создать эликсир, омолаживающий человеческие клетки. Смертные люди такие же, как и все подвергающиеся воздействию болезней, оружия они обманули природу или быть может, презирая своей мудростью и знаниями человеческие предрассудки и невежество, вознесли себе подобных на другую ступень . Так или иначе, работая в подполье одного из городов Усвонии, в Розе закреплялась идея создания отряда помогающего незаконно униженным людям. По сути, эти трое не ведая того сами, уже стали началом этой организации, двое алхимиков зараженные новыми идеями Розы, сбросили с себя запылившиеся чехлы одностороннего умственного развития и занялись поднятием физической силы. Обучаемые под ее чутким руководством, в подвалах и канализациях городов, они превратились в грозных и уверенных в себе врагов бушующих в те времена общественных устоев. Три человека не могли всколыхнуть революцию, не могли в одиночку бороться против тысячных армий. Они освобождали государственных пленных, подчас не разбирая виновны те или нет в предъявленных им преступлениях. В народе поднялась молва об Охотниках Справедливости, в Усвонских городах появились награды и приказ об аресте укутанных в масках бойцах, которые под покровом ночи учиняли беззаконие. Волей случая, спасая одного военного преступника – обвиненного в убийстве капитана армии Ортонде и его любовницы, чьим мужем оказался этот вернувшийся с войны солдат по имени Рагнев, прозванный в истории Карающим. Роза натолкнулась на блуждающего в тех краях пьяного волшебника Персивара. – А в те далекие времена о магах знали очень мало – не каждый смертный встречал на своем веку этих одаренных магическими способностями созданий. Согласно легенде в стельку пьяный бродяга, одетый в грязную, потрепанную одежду путешественника увидев спасающихся бегством четырех людей, окутал преследователей безумием, лишив их на короткое время рассудка. А затем, запрыгнув на пасущуюся у таверны лошадь, навязал свое общество беглецам. В течение четырех лет то тут то там появлялись искры Охотников Справедливости, они распространили свою деятельность и стали наказывать лордов земель в основном за безмерную жестокость по отношению к своим подчиненным. Не за долгое время до того как отряд черной розы под гнетом преследования ворвался в деревню Ветров, на телах приговоренных к смерти Розой людей стали оставлять рукопись с перечнем обвинений, а видевшие отряд свидетели утверждали, что Охотники Справедливости сражаются с помощью магии и владеют демоническим оружием. Любящий выпить маг оказался очень сильным и опасным чародеем, не только из-за того, что человек его способностей находящийся под алкогольным воздействием не контролируем и представляет собой большую угрозу, но и из-за своих магических возможностей. Пропитанный уважением к делу Черной Розы он в течение нескольких лет вместе с алхимиками трудился над созданием грозного магического оружия, пока наконец, в результате опытов не был получен Блуждающий Клинок.
Возмужав, Зарбун вернулся в родной город. Получив прекрасное военное образование, и сделав быструю карьеру, он занял должность маршала Ортонде. Старая любовь давно стерлась с полок его памяти, и вот почти десять лет с того ужасного момента Зарбун женился на светской королеве Азйе. Но свадьба омрачилась страдающим многие годы чувством возмездия. Ворвавшись в сад лорда Етла маленький отряд состоящий из четырех окутанных черными плащами людей безжалостно казнил всю верхушку Ортонде. Подъехав к Зарбуну, она сняла с головы, специально выкроенный капюшон-шапку, натягивающийся на макушку таким образом, чтобы он не слетал с головы и не давал возможности увидеть ее лица, повернулась правой обезображенной стороной лица и, глядя на своего бывшего возлюбленного, улыбнулась – мертвые почерневшие ткани, на веки застывшие от судорог в этой части рта не пошевелились. Зарбун в ужасе отступил, хватая за руку, обезумившую от страха Азйе; Роза, чья правая часть лица с годами превратилась в мертвенно-черную маску, со смехом презрения и сожаления отступила. Посланные вдогонку Охотникам Справедливости войско Зарбуна исчезло в джунглях у устья реки Смог.
Прошло еще несколько лет и Персивар, скучающий по родным холодным краям, часто жалующийся на отсутствие снега, уехал в невиданные земли, дав Черной Розе талисман, соединенный дружеской связью, который в любой части света передал бы Персивару сигнал, что тайное общество Черной Розы находится в серьезной опасности.
Мир постепенно пропитывался делами Охотников Справедливости, отряд из десятилетия в десятилетия разрастался. Как члены черной розы следили за своими будущими собратьями не известно, но они всегда выбирали сильных и одаренных умом людей – раса, происхождение для них не имели значения. Многие алхимики вошли в состав Охотников Справедливости, пока в Галдспене не выстроилась гильдия Алхимиков, чья культура и направление для многих лекарей и мудрецов была приветливее, чем кровавое ремесло Черной Розы. Прошло столетие, прошли революции, бунты, феодальные войны, изменись нравы, исчезло рабство, стали появляться законы в угоду простых граждан, Черная Роза стала наемным отрядом, зачастую решающая самые безвыходные проблемы. У них было много врагов, и на протяжении последних двух столетий их не раз пытались уничтожить, пока это, наконец, почти не удалось в битве с Вахами. История известного нам мира строилась под массивным влиянием тайной организации – конечно, они не могли свергать монархов, они никогда не переступали определенной черты, стараясь сохранять нейтралитет. Все эти столетия их штаб-квартира оставалась в племени Ветров, в лежащем под землей глубоком ущелье с целыми каналами пещер. Черная Роза поддерживала хорошие отношения с торговыми компаниями и гильдией Алхимиков, от которой она правда укрыла секрет омолаживания человеческих клеток. Считается, что искусством приготовления этого эликсира владеет только четыре первых основателя Черной Розы и пропавший без вести Персивар.
Люди видевшие Розу рассказывают, что, невзирая на причиненные ей увечья, на обезображенную внешность, та часть лица которую удалось сохранить в молодом двадцати летнем возрасте приклоняет людей своей красотой.

Сонные глаза Данольтона прикрылись, затем снова открылись и чтобы окончательно не уснуть, он встал; кинул взгляд на рядом сидящего, жадно ловящего каждое слово профессора Гломендару, Варда. Обуявшие фантазией мысли юноши представили перед собой образ Розы – сказочно красивая, черноволосая женщина, строгим вороновым глазом левой половинки лица с улыбкой смотрела на сыщика. Невольная неприязнь к себе внезапно охватила Варда, он не мог объяснить себе этого пронзившего его чувства. Возможно, виной тому было расследование против Черной Розы?
Профессор Гломендару зевнул, прикрывая ладонью лицо. Седые брови старца тучно нахмурились, и в темно зеленых глазах появился слабый оттенок усталости. Стрелки часов давно перевалили за полночь, в библиотеке горела лишь одна свечка – в тринадцатом читальном зале на втором этаже.
– Вы не рассказали нам самого главного о битве в селение Вахов,- Предложил Данольтон, но поймав очередной зевок Гломендару, произнес. – Впрочем, вам, как и нам, пора отдохнуть.
– Приходите завтра, я постараюсь освежить в памяти еще какие-нибудь важные фрагменты их истории.
– Обязательно, – Данольтон пожал профессору руку.
– Мне было очень интересно и занимательно услышать от вас такой рассказ,- Чистосердечно сказал Вард, отвечая на рукопожатие профессора.
– Заходите почаще в библиотеку молодой человек. У Розы не было такой возможности, но история показала, что может при желании достичь человек,- Добродушно проговорил Гломендару, поднимая со стола свечку. Вард кивнул, возрождая в голове образ предводительницы, чья судьба являлась живым свидетельством борьбы и преодоления любых препятствия, перед которыми молодой сыщик уже возможно склонил бы голову на плаху, так как он не задумываясь, и ощущая лишь подсознательно, приклонил свою голову перед мужеством и отчаяньем этой сильной женщины.

Проспав после освобождения пол дня, внутренне обессиленный Варон привстал с кровати и облившись из котла холодной водой, грустными глазами посмотрел в окно – на темно-синем небе не было ни тучки, будто вчерашней ночи не существовало: Дождь, отряд, арест – весь этот ужас был кошмарным сном. Ему дали три дня выходных – как будто они были ему нужны? Нет, он использовал бы их по полной программе, отдаваясь своему хобби – рыбалке. Но эти три дня невольно нагнали на него пессимистическое настроение. Капитан мог, не кривя душой сказать, что на три дня до дальнейших разъяснений, пока окончательно не спадут все подозрения, мы отстраняем вас от работы,- Думал он.
Нацепив на голый торс трикотажную рубашку, Варон еще раз прыснул на лицо холодной водой. Несмотря на поздний вечер в Эрмоне стояла тридцати градусная жара. В маленькой квартире, двери которой выходили на внешнюю дугу города, было уютно, обставленная со вкусом комната не претендовала на излишние ухищрения. В углу стоял письменный стол, несколько бумаг небрежно валялись под нагромождением книг о морских путешествиях. Библиотека Варона содержала более тысячи томов, он собирал всевозможные легенды и истории о морях. Больше всего он любил романы, повествующие о выдуманных баталиях и невиданных доселе морских животных. В шкафу, небрежно прикрывающем часть окна, стояла научная литература, давно заученная им и частично проверенная на практике в прибрежных водах Эрмона. Его интеллектуальные и казалось иногда вымученные способности охранника, с легкостью уживались в этом до безобразия спокойном человеке. Мягкое лицо и на первый взгляд тяжелые, ленивые повадки притягивали к нему простых людей, радующихся в жизни малой капле счастья – он легко заводил дружбу с рыбаками. Но эти же черты его характера отталкивали людей активных, боевых, он не любил суетливость, с трудом сближался с коллегами по службе, проведя большую часть обучения в военной гимназии в комфортной для него изоляции. По необходимости находил общий язык со всеми, сослуживцы Варона уважали, в компании, правда, поиграть в карты или поразвлечься, его звали редко, но больше по причине ожидаемой от него реакции, нежели из-за какого бы то ни было пренебрежения.
Прежде чем выйти из квартиры он тщательно застелил кровать и, затушив свечу, отправился по направлению к докам. В тиши ночного бриза, полная луна смело освещала белой дымкой, стоявшие в порту шхуны и корабли. Прозрачная вода ненадоедливо стучала о камни, наполняя Варона душевной теплотой. Изредка в сумерках раздавались крики пролетающих в небе птиц. Страж кинул беглый взгляд по суднам оценивая примерную стоимость маленьких рыбацких шлюпок. Он прошел мимо нескольких домов и, свернув в соседний переулок, ступил в таверну «Отлив». Привычная для этого времени суток клиентура разбрелась по уголкам трактира, второй этаж за гроши сдавался матросам и любым желающим, проводившим здесь зачастую ночь в объятиях проститутки. Как и во всех городах Усвонии эта древняя гонимая многими и проклинаемая профессия была официально разрешена законодательством. Подойдя, к залитой элем стойке бара Варон заказал кружку сухого абрикосового джина
– Сейчас будет старина, усаживайся,- Крикнул ему Троф, откупоривая бочку с джином. – Слышал, тебе сегодня досталось? – Продолжил он, наливая в кружку алкогольный напиток.
Варон молча кивнул головой и, забирая с собой сухой абрикосовый джин, расположился за одним из пустующих столов, который стоял под лестницей ведущей на второй этаж. Он не знал, хотел ли он сейчас общества или просто пришел сюда, чтобы в одиночестве выпить. Несколько знакомых лиц кивнули ему, когда он, осматривая помещение, ненадолго остановил на них вой взгляд. Если бы он хотел поболтать он мог остаться в обществе Трофа, к которому докопался один из пьяных посетителей таверны, чьей работе он не мог позавидовать, наблюдая затем, как хрупкого телосложения матрос пытается выразить утонувшую в бутылке мысль. Несколько минут он безжизненно мусолил пальцами кружку джина, как, неожиданно возвращая его к реальности, напротив него встала фигура широкоплечего мужчины. Не говоря ни слова, она пододвинула стул и уселась рядом с Вароном, загораживая тому остальных посетителей таверны. Страж невольно дернулся к стенке, ловя на себе светло-голубой граничащий с альбиносовым оттенком взгляд. У Варона мгновенно вспыхнуло в голове все, что он знал о Вахах. Нет, этого не могло быть – альбиносами бывают обычные дети. Он сам видел в детстве девочку с точно такими же прозрачными глазами, он на всю жизнь запомнил ее белокурую кожу и будто выцветшие на солнце волосы. Одетый в черную тунику мужчина стряхнул со лба выскочивший пот и громко рассмеялся. Краем глаза страж приметил, что к полу свисали застегнутые на поясе ножны.
– Оборотень? – Прошептал Варон, тихим не похожим на себя голосом. Нечеловеческая сила этих созданий была ему известна. Вах мог разорвать его на части, мог за минуту перебить весь зал наполненный людьми и затем скрыться.
– Марон… мое имя Марон,- Произнес Вах. – Я хотел бы от лица Черной Розы извиниться перед тобой.- Оборотень снова громко рассмеялся. Варона передернуло – конечно, вчера на мосту он слышал этот сильный гортанный смех.
– От лица черной розы?- С недоверием спросил Варон.
– Да,- Спокойно отчеканивая каждую букву, произнес Марон.
– Но…- Только и сумел развести руками страж города. Они хотят подставить Охотников Справедливости – весь этот ночной спектакль был разыгран лишь с одной целью – оклеветать Черную Розу. Для того у Вахов был более чем веский повод. Но зачем он сейчас ему это рассказывает, зачем держать его за дурака, он бы и так не поверил ему, что оборотень… если только тот не уверен, что Варон никому не расскажет об этой тайне, что Варон больше не выйдет живым из таверны. Холодный пот пробил начальника охраны западных ворот. Он не представлял себе никакой возможности спастись от лап смотрящего на него с ухмылкой марона. Ведь у него даже не было с собой оружия. Да и помогло бы оно? Я могу попробовать взять еще джина,- подумал он. – И попробовать выскользнуть из трактира. Что не означало, что он не найдет его позже или просто-напросто не догонит на улице. Надо о чем-то говорить, Варон всеми силами постарался остудить нахлынувший на него страх, в груди шумно билось сердце.
– Но зачем вы это сделали? – Вымолвил он, стараясь придать себе непринужденный вид.
– Он был нехорошим человеком,- Такая наивная и простая формулировка поразила Варона.
– Это нарушение закона… вас разыскивают.
Вах ухмыльнулся.
– Нельзя найти того, кого не существует!- Произнес он и добавил серьезно. – Я не слышал о такой справедливости, которая стояла бы ниже закона.
Варон не хотел гневить сидящие напротив него существо, поэтому вовремя спохватился, чуть не высказав очередного предложения выученного на лекциях права.
– Что ж, желаю приятной ночи,- Оборотень привстал и произнеся.- Прошу прощение за то, что втянули вас в эту историю. – Собирался уйти.
В таверне жгуче пахло алкоголем, серые пропитанные влагой стены сумрачно охватывали взглядом входивших и выходивших людей. В приоткрывшуюся дверь вошла группа, прибывших сегодня из Ортонде матросов. Непомнящий себя от удивления Варон, скороговоркой попросил Ваха остаться и рассказать ему, что произошло прошлой ночью. Поймав на себе любопытный взгляд оборотня, он подумал, что, наверное, поторопился с обуявшим его любопытством. Ехидно улыбнувшись, Марон перекинулся парой слов с Трофом, чью стойку облепили женщины легкого поведения, взял себе чистого эля и, обдумывая с чего начать, заговорил холодным отпугивающим голосом.

Скрывшись за стеной непроходимых деревьев, мы спешились, приятная на ощупь трава скользила под нашими сапогами. В густом поросшем кустарнике овраги мелькнули хищные глаза, увидев стоящих на поляне людей, обсуждающих последние детали плана, дикая кошка заревела и скрылась в джунглях искать более покладистую добычу.
– До встречи в деревне Ветров,- Произнесла Роза, доставая из мешков, пасшейся неподалеку лошади рукопись, предназначенную лорду Тону. – Не задерживайтесь.
Персивар получил последние инструкции, разочарованно усмехнулся и попрощавшись с Розой и Себастьяном, пошел вслед за мной к простиравшемуся под разгневанным небом замку. Тихий, перебиваемый дождем и разрядами грома стук удалявшихся четырех лошадей, еще несколько секунд привлекал мое внимание. Затем отвлекшись мы пошли по направлению к столице Усвонии. Замедлив от неожиданности шаг, я заметил как Персивар не дожидаясь меня ливетировал к главным воротам.
– Чертов маг,- Выругался я, прекрасно зная игривый характер старого чародея. Как я и ожидал, двери раскрылись, и одурманенные охранники любезно пропустили его внутрь. Возможно, мне стоило пойти с ним, не тратить сил, поддаться воздействию нашего ментора. Но нет, я пробежал несколько метров и с силой оттолкнувшись нырнул в бурлящую воду. Я знал, что Персивар доберется первым, но я так давно просиживал свои кости, столько лет тренировался и засыпал с книгами на груди, что не мог поддаться дикому искушению природу попробовать себя, увидеть, на что я еще был способен. Могучими гребками я ушел под воду, обходя подводные камни, несколько минут спустя под водой показался силуэт якоря, я схватился и полез, не обращая внимание на хлеставшие мое тело волны, наверх. Перекинувшись через борт, я отдышался, напрягая пропитанный солью нос, я почувствовал отдаленный запах играющих в кости матросов. Подняв с палубы веревку, я сделал петлю, и несколько раз промахнувшись, наконец, угодил на штык, гордо глядящий с берега на непрошенного гостя. Быстрыми движениями рук, я с легкостью очутился на причале, отвязав веревку, я закинул ее обратно на палубу раскачивающегося на волнах корабля. Исчезнув в подворотнях Эрмона я без труда добрался до одиноко стоящего в саду дома. Персивар, не рассчитав моих сил с бутылкой добротного джина, купленного в Тяжелых Дубах появился несколько минут спустя, когда не имеющий лица начальник стражи вышел из резиденции лорда Тону.
– Я подожду пожалуй здесь,- Произнес он, откупоривая пробку алкогольного напитка. – Это твои счета.
Стуча в дверь лорда, я ощущал как меня охватила горящая в сердце ненависть. Он был одним из тех, кому я обязан гибели своей семьи, своего рода. Жажда справедливого возмездия пронизывала клеточки моего мозга. Туман который окутал мое состояние пронес меня через, раскрытую слугой лорда Тону дверь. Поднявшись на верх, я безошибочно прошел в спальню. Жесткое лицо Тону исказилось, пред ним не щадя воображения стоял исказившийся в боле дубликат. Я обратившийся в этого злого гения политики, ступил шаг вперед, его собственное лицо, с вытекающей из глазниц кровью злобно скалясь прошептало несколько слов обвинения на древнем языке алхимиков. Глядя на свой собственный пропитанный презрением образ, он тяжело вздохнул. Его губы пошевелились, пальцы рук схватились за стоящее рядом зеркало, в чьем отражение, на него испепеляя муками, смотрело два одинаковых лица. Подкошенное собственными деяниями его сердце не выдержало, плавно опускаясь на землю он скончался увидев перед смертью потаенные откровения своей души. Кинув на кровать рукопись, я отстранился от содеянного и, напрягая дрожащие от судорог возмездия чувства, настроился на Блуждающий Клинок. Скользнув в кабинет, из которого так часто отдавались алчные, обдуманные с прискорбной для жертв детализацией планы, вырвал из пасти мертвого лорда Тону священную реликвию. Пряча под плащом колдовской клинок, я, зловеще улыбаясь слуге, вышел из обители маршала. Секунды наслаждения капающих по моему лицу капель остудили мой гнев и мучающий меня столькие годы гнет. Персивар хлопнул меня по спине, моя грудь тяжело приподнялась, правая рука мага протянула мне ножны. Я достал Блуждающий меч, шипящий от прикосновения небесных богов, всунул его в стальные оковы и, следуя за исчезающим в парке колдуном, натянул на себя, скрывающий меня капюшон.

Прозрачные глаза оборотня наполнились болью, тяжело опустившись на стул, он отпил Эля. У Варона, чье любопытство было удовлетворено столь подробным, описывающим чувства Марона рассказом, назрели мучающие его вопросы.
– Что именно сделал лорд Тону?
– Хм, правда все равно когда-нибудь выльется наружу. – Прозвучал, все еще пропитанный горечь голос Ваха. – Именно за этим мы и вернулись. Он, как и многие другие виновен в смерти ни в чем не повинных детей, матерей, отцов. Этого должно быть достаточно. – Закончил он. – Не правда ли?
Варон знал, что по приказу короля восемь лет назад в деревне Вахов были вырезаны все оборотни. Но на то была причина – раскрывшийся заговор против короля вынудил пойти на такие меры. Начальник стражи западных ворот подбирал слова, не желая разгневать или огорчить Ваха.
– Но ведь вы собирались подменить Короля?
Оборотень тревожно изобразил смешок, и в его голосе послышалась исходящая угроза.
– Разве это повод убивать детей? – Прошипел он. – Повод уничтожать ни в чем не повинных людей? Разве ни стоил такой король замены?
Варон внимательно слушая, молчал.
– Есть древняя поговорка… засунутое в чулан прошлое, когда-нибудь воскреснет и нагонит тебя в самый неподходящий момент. – Приложив руку к мечу, гигантская фигура оборотня встала, с помявшегося под ним стула. – Доброй ночи. – Варон еще долго смотрел в след, исчезнувшему за дверью силуэту Ваха. После чего переместился к стойке бара и вместе с Трофом и двумя проститутками, с одной из которых он в итоге провел ночь, поддерживал поверхностную беседу о жизни, которая для всех четверых расходилась в совершенно разные стороны за стенами таверны «Отлив».

Comments are closed.

Там где пустота

Морозов Сергей / poet@pariahpoet.com