III. Загадка пьяного мага.

19 Mar

III. Загадка пьяного мага.

Договорившись встретиться завтра с утра у профессора Гломендару, старинные друзья распрощались. Вард на пересечение двух улиц выскочил из кареты и отправился пешком в отведенные для него в казармах комнаты. Подойдя к входу в старинное сооружение, молодого сыщика привлек гул и внезапная яркая вспышка в небе, быстро сориентировавшись, откуда исходят голоса, он поторопился к центральному парку. Оставив позади несколько грузно спящих переулков, он вышел к восточной стороне, охватывающего несколько километров сад, чьи оранжереи цветов не могли оставить даже самого черствого человека равнодушным к красоте и деянием природы. Ускорив в аллее шаг Вард поразился увиденному, двое солдат сняв с себя штаны, доспехи, отцепив оружие, обезображенные злобными ухмылками фехтовали ветками, растущей в парке липы. Обойдя обезумивших стражей парка, он побежал в направление восходящего к небу огня. Невольное подозрение охватило его, когда же он, наконец, добрался до превратившегося в угли дома лорда Тону, всяческие сомнения отпали. Несколько секунд он раздумывал, броситься ли ему в резиденцию маршала – возможно, там оставался слуга покойного. Рухнувшая панель дома дала ему четкий ответ на этот вопрос. В свете горящего факела Вард понял, что в городе происходит что-то более важное, чем уничтожение династии Тону – Вокруг дома по всем законам жанра должен был разыграться спектакль, несмотря на ночь, жаждущая зрелищ толпа, вряд ли пропустила бы такое событие. Крики людей доносились дальше по дороге… По-дороге к замку. Выругавшись, Вард побежал в сторону опочивальни короля. Панорама, представившаяся его глазам, наполнила душу сыщика страхом. На срубленном памятнике Эрлика V, отца Эрлика VI, замирая в безумие охватившем ночь, стоял скрываемый одеяниями маг. В этом не могло быть никакого сомнения – невидимая рука, как в кукольном театре управляла сошедшей с ума публикой. Выкрикивая неизвестные фразы, закатываясь безумным хохотом, толпа танцевала дикий замедленный временем танец. Потерявшие контроль люди спотыкались о собственные паралитические движения. Переведя взгляд на мага, Вард понял, что тот наблюдает за вновь прибывшим. Что-то с силой пробило его мозг. Черные пятна появились перед глазами. Содрогнувшись, он отдал себя вволю чье-то безудержной фантазии. Теряя последние ниточки сознания он хотел пасть, пасть к пропитанной магической игрой толпе, Но что-то чужое, беззаветно далекое держало его на плаву. Из последних сил, собирая остатки утерянной воли, он постарался освободиться от колдовской чар. Ничего не выходило, мозг пульсировал – магическое существо утонуло в его мыслях, в его памяти, чьи обрывки невольно хватались за остатки ушедшего дня. Неожиданно ломающий вихрь, перемотал разговор с Гломендару и остановился на чувствах юноши, на его воображение, где час назад в голове Варда возник образ и деяния черной розы. Где он с мальчишеским энтузиазмом рисовал картины предводительницы Охотников Справедливости. Страшная, сковывающая сила, наполнившая его сознание, отступила – юношу непроизвольно вырвало. Он присел. Легкие испуганно ловили воздух. Кровь лениво потекла по бесконечным сосудам, приводя Варда в порядок. Невольно трясущиеся ноги поднялись, затуманенные слезами глаза окинули падшую наземь толпу – маг, вернувший людям волю, исчез в скованно спящих садах Эрмона.
Несколько минут Варду пришлось посидеть на расположенных в парке лавочках, в голове все еще пульсировали воспоминания чей-то неудержимой силы. Сердце невольно рвалось из груди, учащая дыхание. Люди в большинстве своем охранники парка и местная знать, гулявшая по вечерам в парке находилась в таком же если не более подавленном смятении, как и Вард. Несколько дам лежали без сознания, кто-то громко плакал, молодой сыщик хотел встать и помочь им, но его глаза разбегались и что-то подсказывало ему по крайней мере некоторое время оставаться на месте. Буквально через минуту люди поборов первое потрясение начали живо обсуждать происшествие и спрашивать друг у друга, что же на самом деле произошло. Но никто ничего не помнил – у людей остались лишь боли в голове и легкие головокружения, вызывающие у некоторых представительниц слабого пола полуобморочное состояние. Но среди всех этих лиц все же был один человек, который помнил направленные на него глаза, глаза мага – хоть сыщик никогда раньше не встречал магов, он понял это мгновенно, понял как только увидел святящиеся уверенным превосходством глаза, как только в туже секунду почувствовал, что больше ни одинок со своими мыслями в голове, что кто-то сильный, кто-то – кто в состоянии читать самые сокровенные, потаенные секреты сознания в его голове находится совсем рядом.
Наконец он приподнялся и осведомившись у нескольких знатных дам о их самочувствии отправился в направлении казарм.
По пути домой он раз за разом прокручивал каждую секунду вторжения в свой разум и все больше и больше приходил к выводу, что маг отпустил его или по каким-то другим обстоятельствам исчез в темноте, когда добрался до мыслей юноши, посетивших его в библиотеке, когда тот с увлечением слушал рассказ Гломендару о Черной Розе. Когда он представил пред собой романтический образ благородной, наводящий на своих врагов лик Розы, чье имя и деяния были легендарнее известных в прошлом великих королей. В ту самую секунду, когда он облокотившись о стену, представлял ее лицо, ее черные развивающиеся на ветру волосы – да именно в тот самый момент когда юноша представил себе ее обезображенную половину лица и сердце его не дрогнуло, а все также продолжало греться теплом, Персивар вернул ему волю над сознанием.
Юноша покраснел и огляделся, но на улочках уже давно никого не было, да и было уже слишком темно чтобы разглядеть румянец выступивший на его щеках и скользнувшую на губах улыбку.

Чуть поодаль от всех в таверне «Отлив» сидело четыре появившихся на кануне ночью существа.
– Марон, ты можешь прекратить это? – раздраженно произнес Себастьян, тяжело вздыхая, они стали с Мароном чуть ли не лучшими друзьями после великой битвы в деревне Вахов, но он не мог переносить, когда оборотень забавы ради разговаривая за столом постоянно менял свой облик.
– Я прячусь друг мой, – Вах хлопнул Себастьяна по плечу. – Ты ведь не хочешь, что бы я в своем натуральном обличии альбиноса разгуливал по городу? И что бы каждый прохожий тыкал на меня пальцем, думая что я Оборотень?
– Конечно, если ты будешь сидеть за столом и менять свой облик, то никому и в голову не придет что ты можешь быть оборотнем, – уставшим, саркастическим тоном проговорил всадник Черной Розы.
Марон ухмыльнулся, вскинул кружку Эля и, натягивая на голову капюшон – вернул себе облик Ваха.
– Спасибо, – На устах Себастьяна появилась улыбка.
В трактир вошло несколько матросов прибывших из портового города Вий, находящегося в двухстах километрах от Эрмона, расположенного на западном берегу моря. Заказав у Трофа – хозяина трактира несколько бутылок эля, они уселись рядом с четверкой, громко разговаривая и смеясь.
– Мне кажется у тебя все еще есть поклонники, – Обратился смеясь Персивар к Черной Розе. Он так же как и все не видел ее лица, скрытого здесь от посетителей трактира, но зная ее характер мог предположить, что приподняв бровь, она выжидающе смотрит на него.
– Да, да тебе не послышалось, – Продолжил он. – Сегодня в парке…
– О, нет Персивар, – Она перебила его своим властным холодным голосом, в котором всегда слышалось неподдельное ехидство – не зная ее, можно было бы подумать, что она всегда высмеивает разговаривающего с ней, впрочем чаще всего так и было. – О твоем поступке знает уже весь город…
– Но разве это не был наш план,- Хлопая с силой мага по спине прозвучал мощный голос Ваха, так что сидящий ближе всех к ним спиной матрос обернулся. Маг же в свою очередь кряхтя, потянул во все стороны шею, давая понять что оплеуха по спине была не легкой.
– Когда-нибудь я тебе так дам, – улыбнулся Персивар. Все дружно рассмеялись. – маленькое шоу не повредило бы, тем более как и сказал Марон – в чем заключался наш план?
– наделать как можно больше шума! Ударить по врагу со всех сторон, так чтобы спустя неделю в Усвонских землях не осталось ни одного человека не знающего о возвращении Черной Розы. – Спокойным, жестким тоном, будто бы что-то вспоминая произнес Себастьян.
– Именно! – нагнувшись ближе к столу произнесла Роза. – но, я не говорила, что при этом надо в щепки разносить пол квартала и наводить хаос на мирных жителей.
– Я был немного пьян. – Развел руками маг.
– Немного? – Засмеялся Марон. – Да я не видел тебя ни разу в жизни без бутылки. Друзья снова вместе рассмеялись.
– Роза, ты хотела чтобы мы вернулись, – Произнес все еще поглощенный чем-то Себастьян. – так пусть это будет эффективно, пусть народ говорит о мистике, пусть всплывут легенды, пусть при упоминании о Черной Розе в сердцах людей посеется страх. – Последние слова были произнесены уже так громко, что все трое беззаботно смеющихся Матроса обернулись.
– Да Черная Роза, – Заговорил один из моряков, поднимая бутылку – навела сегодня шороху в Вий.
– Вот видишь!- Рассмеялся Марон. – уже даже в Вий знают, о том что вернулась Черная Роза.
– А как же еще не знать, оскорбился – другой Матрос, сидящий дальше других и находящийся не под таким сильным алкогольным опьянением, как его два товарища. – Как же не знать. – Ухмыльнулся он. – Когда буквально пять часов назад в Вий на улице торговцем перед отплытием, чуть ли не у меня на глазах был убит Лорд Говерек.
Четверо друзей переглянулись, не понимая шутит ли моряк или нет.
– Все произошло настолько быстро, что никто не успел понять, что происходит, когда он упал кто-то как зверь пролетел сквозь толпу… я сам видел.. прибежал один из первых… Говерек – земля ему прахом… был разорван на клочья… на растелившихся по дороге кишках лежала рукопись Черной Розы, а меч, который когда-то принадлежал Охотникам Справедливости исчез вместе с убийцей.
На некоторое время в углу повисло полное молчание. Казалось каждый обдумывал услышанное.
– Вы уверены, что лежала рукопись Черной Розы? – Осведомился Себастьян украдкой вглядываясь в глаза друзей, или той части друзей, что не была скрыта под покровом капюшонов.
– Я уверен, – Ответил тот. – Я, конечно, видел ее впервые, но в толпе несколько человек ее сразу узнали… там было несколько пожилых людей, да и один торговец сказал что видел ее раньше. Жалкое было зрелище… охранники успели вытащить из ножен мечи лишь, когда человек натворивший такое скрылся в толпе…
В воздухе повисло много не сказанных вопросов, но отряд Черной Розы понимал, что кроме как догадок из моряков вряд ли что-то удастся вытащить.
– Забавная история – Сказал маг и отпил очередной глоток Эля, показывая всем, что разговор завершен.
Несколько минут спустя моряки уже снова смеялись и обсуждали портовые приключения и уличных девушек Усвонских земель. Лишь только за столом в углу воцарила гробовая тишина. Каждый из них анализировал услышанное, старался понять что бы это могло значить, кто мог выдать себя за Черную Розу – всего спустя меньше суток, после смерти Лорда Тону или кто из них четверых мог успеть на корабле добраться до Вий и обратно!
– Роза, я чувствую ты смотришь на меня, я этого не делал. – Произнес маг. – Вот мои рукописи, он чуть приподнял плащ, показывая что лежащие в карманах подаяния грехов целы. Да и не факт, что это не фальшивка! – Добавил он, наконец, после некоторого раздумья.
– Если и фальшивка, кто-то разорвал его на части, – Откидываясь на спинку стула, парировала Роза.
– Нам же меньше работы,- Грустно улыбнулся Марон, ища одобрения у друзей. – Он все равно был в нашем списке.
– Да, но меч пропал! – Вставил Себастьян. – И кто-то творит от нашего имени.
– Вы же не думаете что это я? – Марон также расстегивая плащ, показал свои рукописи.
Себастьян хотел его остановить, но было уже поздно.
– Я знаю друг, что ты этого не делал, – сказал всадник Черной Розы.
– Если матрос не преувеличивает, а это вполне вероятно!- Начала рассуждать Роза. – То растерзать на части и скрыться у всех на глазах могли только двое из нас.
– Вах или маг. – Закончил за нее Персивар. – но в твоих способностях тоже никто не сомневается дорогая?
– Мы были все это время с Себастьяном. Да, ты и сам знаешь – мы работаем мечами…
– Мы были тоже почти все время вместе… лишь несколько часов – я был один. – Произнес Вах. За такое время ни вплавь, ни на корабле ни с какими либо магическими фокусами мы не смогли бы покрыть такое расстояние да еще туда и обратно.
– Именно так. – Подтвердил Персивар.
– Я и не сомневалась, что – это не может быть никто из нас, лишь хотела услышать ваши слова! Только лучше бы это был кто-то из нас…
Себастьян удивленно посмотрел на темный силуэт, находящийся в пол руки от него.
– Разве вы не понимаете! – Воскликнула она, придвигаясь к центру стола. Но все уже догадались, просто никто не хотел произнести мысль вслух. – Спастись в битве у деревни Вахов удалось только нам троим! Марон – единственный оставшийся в живых Оборотень. А ты единственный известный нам маг. Больше ни одно существо на свете не способно на такое посредине белого дня!
– Ты правильно заметила.- Набирая воздух выговорил Персивар. – я единственный известный нам маг, но вполне возможно не единственный – и в Усвонских землях появился еще один волшебник.
– Который ударил спустя всего несколько часов после нашего удара. – Вымолвил Себастьян. – значит он был вчера ночью здесь!
– Почему? – Удивилась Роза.
– Потому что это или необычайное совпадение или узнав о случившемся, кто-то, кому потребовалось доплыть от сюда до Вий реализовал задуманное и вероятно задуманное давно – существо лишь ждало когда мы вернемся.
– Он или быть может она,- Маг усмехнулся. – Мог получить известия и в Вий, поверь мне, такие новости распространяются очень быстро.
– Возможно, но все же вряд ли. – Поставил точку Себастьян.
– Я предлагаю не делать скоропостижных решений, – Проговорил, привставая маг. – пока мы не знаем подробностей и всех деталей убийства. Кому-то из нас завтра с утра придется отправиться в Вий.
Один за другим они вышли из таверны. На улице бил чуть прохладный морской ветер, обветривая лица странников.
– Я отправлюсь. – Произнес Марон, озаряя ночь своим громовым голосом. – Через день, другой вернусь.
Они отсалютовали друг другу и прежде чем скрыться в потемках покрытого мраком города, маг усмехнулся, что-то вспоминая, и произнес: «Роза, а тебя все еще помнят и любят».
– Меня уже любили когда-то Персивар, – Роза весело рассмеялась. Эти раны уже давно зажили и вызывали лишь улыбку на ее устах.
Маг снова рассмеялся:
– даже мое старческое сердце, почувствовало чистоту его мыслей.
Теперь уже все трое удивленно смотрели на мага.
– Его имя Вард, – после чего произведя, на своих друзей должный эффект маг, несмотря на полетевшие в его сторону вопросы Марона удалился.

Comments are closed.

Там где пустота

Морозов Сергей / poet@pariahpoet.com